Беседы с Олесем Саниным

Беседы с Олесем Саниным

30 июня участники неформальной школы кинематографа «Фильм за 7 дней» встретились с Олесем Саниным.

(О первом образовательном проекте организации Ukrainian Cinema Village TEENERGIZER! уже писал раньше — читай материал здесь и здесь.)

Олесь Санин — это уже легендарный персонаж украинской кинематографии. В первую очередь мы знаем его как режиссера картины «Поводырь» 2014 года. Но на самом деле у него также огромнейший опыт работы и сценаристом, и оператором-монтажером, и актером. О жизни и карьере у него четкие представления: «Я полностью убежден, что сам создаю свою судьбу. Я волшебник (смеется). Никогда не пробуйте повторить чей-то жизненный путь. У каждого своя фортуна. Поэтому не берите ни с кого пример, а особенно с меня».

На «F7» известный режиссер пришел, чтобы рассказать молодому поколению кинематографов о современных реалиях украинского кино. Но понять сегодняшнее можно лишь сравнивая его с прошлым.

Санин: В кино произошла техническая революция. Еще 15 лет назад в этом зале (Национальный Центр Александра Довженко) сушилась кинопленка, и чтобы пробиться сюда, надо было сначала выучиться в Грузии, пахать, постоянно проходить какие-то комиссии. Сейчас же граница между так называемыми профессионалами и так называемыми аматорами стирается, потому что в наше время у каждого в кармане своя киностудия.

Санин уверен, что эту революцию можно сравнить с падением метеорита, который попал прямо в планету по имени «Кинематография», и все изменилось.

Санин: Вот в 60-е и 70-е года в кино ходили, будто в театр, даже одевались красиво. Теперь же в 80% случаев люди просто не знают, на что идут. Они воспринимают это, как пойти в магазин или покушать. Человек банально выбирает ближайший сеанс, или же тот фильм, который его просто не харит. Он покупает ведро поп-корна и ждет шоу.

CDwu4XSAPKY-1024x765

Студент: Где можно взять деньги на создание авторского кино, например, для фестиваля?

Санин: Нигде. На такое вы деньги не найдете, разве что от государства, но тогда вы столкнетесь с кучей бумажек и цифр. Поэтому берите дешевую технику, хорошую команду и идите экспериментировать. Сейчас вы полностью свободны. А в современном мире намного больше важна идея и ее воплощение в жизнь, а не технические средства. Дорогая техника — это не панацея. И вообще с авторскими фильмами нужно быть осторожным. Потому что большинство арт-хауса — это кино не то что не для всех — это кино ни для кого. 10 лет я ездил на фестивали, играл в этакую призовую игру. Ты показываешь свой фильм, где-то там побеждаешь, появляешься в медиа, что-то говоришь, а потом, обычно, исчезаешь. Мне часто приходиться слушать, как жалуются, что во-от, я стараюсь, но украинские фильмы никто не хочет смотреть. Знаете, я лично не люблю быть лузером, искать какие-то оправдания. Для меня самая важная задача — это делать фильмы, о которых будут знать и говорить все: и пожилой таксист, и десятилетний мальчик. И чтобы зрители обсуждали не спецэффекты или актеров, а саму историю фильма.

Так это было с «Поводырем». Мне стало интересно: а смогу ли я поднять такую историческую тему? Интересной должна быть даже не история, а люди в этих историях. Интересно то, как они себя будут вести, что делать.

IMG_9896-1024x683

Студент: А какие вы можете дать советы нам, вот, людям без опыта, по поводу создания фильма?

Санин: Вообще, советов не слушайте. Но у меня пару все-таки для вас есть. Во-первых, нужно жить с широко раскрытыми глазами. Если вы любите жизнь и людей — идите в кино. Если вы любите книги — идите в киноведение. Киноведы не любят людей.

Во-вторых, не путайте музыкальные видео с творчеством. Это просто реклама альбома или песни. В этом случае единственное задание режиссера — помочь продать музыку.

Вот я мог бы надуть щеки и рассказывать студентам, как снимать кино. Но я не хочу, я хочу идти дальше. Вы тоже никогда не останавливайтесь.

Студент: Что вы думаете о кинообразовании в Украине сегодня?

Санин: Это чума. Цепной тиф. Никакие слова, кроме медицинских терминов, здесь не подходят.

Студент: Какое, по вашему мнению, самое важное качество режиссера?

Санин: Терпение. Умение ждать. Вера в свою идею. Люблю сравнение, что режиссер — это Колумб, который едет открывать Америку. Он нашел инвесторов, которым обещает горы золота. Но сначала нашел команду. И только вера в эту Америку держит команду вместе. Если же режиссер не умеет убедить, вдохновить, то он станет капитаном Куком, которого его люди сбросили с корабля в море. Потому что просто зае….

f_13579801971415904003

Вы, как режиссер, должны относиться к каждому из команды с уважением. Если у вас к ним этого уважения нет — не работайте с ними, ищите кого-то другого. Если вы будете заниматься режиссурой, то помните: снимает оператор, не вы. Вы главные тем, что несете за все ответственность. Рассказывайте, про ЧТО вы хотите снять, но не КАК. Не унижайте творческую жилку оператора — он вам отомстит! И вообще, необходимо каждому объяснить только его задачу.

Студент: Случалось ли, что вы играли в своих фильмах?

Санин: Да, было, и не раз. Например, когда мы снимали одну не очень известную картину, актер второго плана отказался играть. Я искал его очень долго, такого здорового дядьку-козака, с усами, со всем. Он мне красиво рассказывал, что и драться умеет, и конно с детства ездит. Ну, я за два дня до съемки решил его познакомить с лошадью, на всякий случай. Оказалось, он их боится так, что просто ничего нельзя сделать. Пришлось мне его заменять. А у нас там была красивая сцена: гражданская война, пожар в степи и такой вояка мчит на лошади. Надо было проскакать и остановиться прямо перед огнем. Испуганную от пламени и дыма лошадь самому тяжело остановить, а вот от воды она как то инстинктивно останавливается. Поэтому нужно было в последний момент вылить ведро воды ей на морду. Но кто-то что-то не так услышал, в общем, вылили на нас ведро солярки. Мы сразу же загорелись, лошадь в ужасе, я горю, а на мне же латы, никак не снять. Счастье, что съемка была недалеко от моря, и я решил бежать туда. Прыгнули мы в воду где-то с 10 метров высоты, и так вышло, что лошадь наступила мне на ногу. Оставшееся время съемок я проходил с раздробленной ногой. Такая вот опасная ситуация получилась, когда я решил побыть актером.

Студент: Вы могли бы рассказать, как правильно работать на съемочной площадке с актерами?

Санин: Опять-таки, нужно уважать актера. Я не позволяю себе даже кричать. А если игра актера выглядит как-то не так, как хотелось, я знаю, что это моя вина, а не его. Если сказать кратко, то необходимо сделать так, чтобы актер находился в самом лучшем свете, в прямом и переносном значении.

JAMALA_DSC_3075_1

Студент: Какие есть художественные приемы для создания напряжения в немом кадре?

Санин: (кривится) Перестаньте искать бухгалтерию в творчестве. Забудьте, что вообще есть какие-то общие правила. Они к искусству не прикладываются. Пробуйте, ищите, экспериментируйте.

Студент: Чем отличается кинорежиссер от театрального режиссера?

Санин: Театральный видит весь план, 2-3 часа, а кинорежиссер постоянно бегает, картина, которую он видит, все время изменяется.

Вообще, театр — это совсем другой мир. Там можно сказать: ой, что-то там не вышло, ну ничего, следующее представление будет лучше. В кино есть дубли, попытки, но, как только фильм вышел, уже невозможно ничего изменить: склеили, так склеили.
А с украинским театром вообще все понятно. Каждый знает, что Франка и другие уже помалу превращаются в музеи театра. А на сцене играет половина кладбища (смеется). А разве не так? Вот ей 45 лет, а она играет 20-летнюю девушку. И все такие: да нормально, хорошо все, это жанр такой просто.

Студент: Что вы можете сказать об украинском кинематографе?

Санин: Есть общая большая проблема: наше искусство не соответствует сегодняшнему дню. Мы или говорим о прошлом, или же вообще о чем-то, чего у нас никогда не было и не будет. Вот вздыхают, что у нас нет государства. Но у нас даже произведений про это нет! Между искусством и людьми есть огромная пропасть. Главное сейчас — это найти эти точки соприкосновения.

Мы или любим, или ненавидим чужой мир. А о своем не думаем.

Но, все-таки, я начал замечать, что в Украине появляется необычная внимательность к своему, родному кино. Мы перестали быть «совками». Это правда. Главное — не останавливаться и не сдаваться. Иначе мы станем не просто лузерами, а лузерами, у которых был шанс, но они его не использовали.

Все в ваших руках. Поэтому единственный совет на финал: пробуйте. Не вставайте с мыслью, что «у меня ничего не получится, я ничего не умею». Кинематография — это творческая профессия, очень специфическая и очень конкурентная. В ней нет никакого опыта, кроме своего собственного.

By | 2017-03-24T18:46:13+00:00 Июль 8, 2015| Social Интервью Искусство

Об авторе:

Надя Дубчак

Оставить комментарий