Я не “ошибка”

Я не “ошибка”

Как часто происходит, что, желая принять участие в каком-то проекте, тебе нужно заполнить анкету? И все бы хорошо, но в анкете одним из первых вопросов стоит «Ваш пол?», и это именно то место, на котором я (или любой другой не-бинарный человек) дважды бы подумал, стоит ли этот проект дальнейшего в нем участия, если варианта всего два.

Сейчас, когда украинское общество потихоньку движется к принятию европейских стандартов, к принятию того факта, что гомосексуальность (или другие виды сексуальной ориентации) – не болезнь, тема гендера замалчивается и обсуждается крайне редко.

Люди рождаются разными – и этот факт тебе нужно, так или иначе, принять – потому что все люди равны: агендеры ли они, бигендеры, трансгендеры или другие представители небинарной системы. Мы достаточно давно избавились от превосходства белых людей над другими расами, сейчас избавляемся от мысли, что гетеросексуалы чем-то лучше людей других сексуальных ориентаций, но все почему-то умалчивают о гендерной идентичности, хотя цисгендеры ничем не лучше а\транс\би\флюид\других гендеров.

Если вам нужна минутка ликбеза, то:  гендерквир — гендерная идентичность, отличная от мужской и женской. Термин «гендерквир» наряду с такими определениями, как «гендерно вариантный», «гендерно трансгрессивный», понимается как обобщающий для разных вариантов идентичности.

Так случилось, что примерно в возрасте осознания себя как самостоятельной личности, я, имея в относительно свободном доступе Интернет, старался найти себе подобных. И нашел. Нас не единицы, не десятки и не тысячи. Это не болезнь, не ментальное расстройство, не наша прихоть, как выбор «мужской» или «женской» одежды в магазине, и, по сути, нам приходится мириться с нашей гендерной идентичностью точно так же, как и остальным.

В детстве меня и людей, которые, возможно, еще не осознавали себя как гендерквиров, но просто выглядели «по-другому», часто дразнили. Не показушно дразнили, не подвергали осуждению, не изолировали, нет, все было несколько проще, но, признаться, менее легким от того не становилось – нас принимали в «своих», с нами общались, но от постоянных и не очень-то этичных вопросов становилось тошно и противно от самого себя. Мысли о том, что ты уже и не рад, тому, каким ты родился не один раз приходили нам в голову по окончанию каждого дня. Самое трудное в этом, как по мне, было то, что поделиться было не с кем – мы были неправильными и для детей, и для взрослых. Хорошо, если нас просто игнорировали как явление, но бывало такое, что ко мне, наслушавшись рассказов своего ребенка, мог подойти взрослый человек и со всем серъезностью спросить, не «из этих ли я?» или что-нибудь такое. Одного моего друга из Беларуси в восьмом классе принудительно переодели и накрасили как Бой Джорджа и заставили выступать на школьном утреннике, угрожая разоблачением перед родителями (ни один из нас, честно говоря, не был готов делиться таким с родителями). Да что там, мы и сейчас не готовы.

Самое главное в общении с людьми другого гендера – то, что из этого почему-то делают проблему. Это так же естесственно, как любить собак или полосатые вещи. Это то, кто ты есть, ты не можешь этого изменить.

После многих лет показательного «мы с тобой дружим, но в любой момент можем перестать» ты перестаешь ценить себя как личность, собственные, в общем-то, естественно обусловленные порывы самовыражения ты подавляешь, боясь, что тебя не одобрят. Когда ты просишь обращаться к себе в определенном роде, ты и сам, наслушавшись о себе всякого, начинаешь воспринимать это желание как «своих тараканов», свою собственную блажь. Если люди следуют твоей просьбе – ты становишься привязан к ним еще больше, если нет – что же, не следовало и просить.

Я просто хочу сказать одну вещь: «Пожалуйста, никогда не сомневайтесь в своем праве». Это очень важно. Если вы хотите, чтобы к вам обращались в мужском роде – пожалуйста, это ваше право, в женском – тоже самое, в среднем – пожалуйста. Не давайте никому гнобить вас, заставлять вас думать, что вы чего-то не достойны. Вы все прекрасны!
И то, что вы как-то отличаетесь от большинства, вовсе не значит, что это отличие делает вас плохим или неправильным.

Когда я приехал в Camp H.E.A.L., я был поражен. Мне понадобилось меньше двенадцати часов, чтобы перестать представляться «Здравствуйте, по документам я такой-то, но, пожалуйста, называйте меня так-то». Через день я переписал свое имя в списках, чтобы меня называли так, как я хотел. Я перестал бояться просить людей обращаться ко мне так, как я хочу. К половине второго дня в лагере я больше не мямлил, оправдываясь, если меня кто-то спрашивал «А почему Матвей?» или что-нибудь в этом роде, я спокойно объяснял – потому что видел, что им было интересно, действительно интересно. Я спокойно научился говорить «Привет, я Матвей» (Мэтью для американских волонтеров) и мои коленки больше не тряслись, когда я говорил о себе. На self-esteem я говорил о себе, проблемах и непонимании, с которым столкнулся, и это не воспринималось мною как фиксация на самом себе, нарциссизм или что-то в этом роде. Я чувствовал себя тепло и уютно, как в кругу семьи, я чувствовал, будто имею на это право. На LGBTQ+ я спокойно говорил о себе и себе подобных, делился информацией, шутил и активно участвовал, не оглядываясь каждый раз на то, как на меня смотрят люди и не гадая, что они обо мне подумают. Я будто знал, что здесь меня поймут и примут, а не осудят.

Конечно, темой лагеря были HIV/AIDS и Human Trafficking, но, на самом деле, эти семь дней раскрывают в тебе больше сторон, чем ты можешь себе представить, за эти семь дней ты так роднишься с этими людьми, как, возможно, никогда не сроднился бы со своими друзьями за годы общения. Среди этих людей тепло и уютно, среди них нет места дискриминации.

Неважно, какого цвета у тебя кожа, какого ты вероисповедания, гендера, сексуальной ориентации, какие у тебя предпочтения в еде, какой у тебя любимый цвет, писатель и лего-конструктор. Важно, они тебя понимают – и ты понимаешь их, они тебя поддерживают – и ты поддерживаешь их, тебе среди них приятно – и им приятно в твоем обществе.

Давайте просто не забывать, что и гендер, и сексуальная ориентация, несмотря на то, что являются разными вещами, не могут быть чем-то одним. Они спектральны, они шире бинарного мира.

Представьте себе цветовой спектр. Правда, желто-зеленый цвет будет отличаться от зеленовато-желтого? Пожалуйста, помните об этом, в следующий раз, когда вам захочется сказать что-то вроде «Но ты же девочка\мальчик!» или задать какой-нибудь нетактичный вопрос.

P.S. И если вы создаете анкету, которую будут проходить желающие помочь вам волонтеры (и не только), пожалуйста, добавьте в вопрос про гендер «свой вариант» или «другое».

Матвей Краев

By | 2016-08-05T15:10:45+00:00 August 5, 2016| Social

About the Author:

TEENERGIZER!
Молодежный проект TEENERGIZER!

Leave A Comment