Зацени, мы уже 5 057 консультаций провели

Как это, рассказать другому, что у тебя ВИЧ? Интервью с ВИЧ-позитивными ребятами

Стигма, непринятие, страх – то, с чем часто сталкиваются люди, живущие с ВИЧ. Многие решают не рассказывать о своем статусе вообще никому, так как общество до сих пор не готово их принять. Но есть и те, кто говорят об этом более открыто.
 
Мы поговорили с тремя ВИЧ-позитивными ребятами, которые решились открыть свой статус своим знакомым, друзьям или даже всему миру. Было ли страшно впервые рассказать другому человеку? Сталкиваются ли с дискриминацией?

Яна, 23 года

В 10 лет мама рассказала, что у меня ВИЧ. Для меня тогда он приравнивался к СПИДу, и я в буквальном смысле подумала, что умру. Было сложно в таком возрасте столкнуться с темой смерти. Но в тот же день я узнала о таблетках и о том, что с этим живут. Тогда же мама попросила никому не рассказывать об этом. 

Но на следующий день я пришла домой к своей однокласснице и начала говорить ей о своем статусе. Она заплакала и сказала: «Вот, ты уже передала мне его».

Я говорила, что нет, но не смогла вырулить из ситуации, не смогла донести то, как он передается, и сказала, что это шутка. Она мне не поверила и рассказала своей маме. Но в итоге все было хорошо, потому что ее мама знала людей с ВИЧ. Я хотела рассказать и другой подружке, но после такого случая решила не делать это. Я знала, что ее родители запретят ей со мной дружить.

Я закрылась на 2 года и пыталась ни с кем об этом не разговаривать. Но когда начала ходить на группу поддержки, мне полегчало. Кроме того, что мне рассказали о моем статусе, я также узнала, что почти все мое окружение, с которым общалась, тоже живет с ВИЧ. Когда ты понимаешь, что не один, это очень помогает.

В 13 лет я поехала на Региональную школу лидерства, где было 33 подростка из региона ВЕЦА. Это были ребята, живущие с ВИЧ, а также, не живущие с ВИЧ, которые даже не знают пути передачи. После поездки я начала модерировать закрытую группу ВКонтакте, где мы говорили о важных темах. 

Впервые на широкую аудиторию я раскрыла свой статус в Молдове. Так как в тот момент там у ВИЧ-позитивных подростков хотели забрать денежное пособие, меня попросили выступить и открыто рассказать о ВИЧ. За день до того, как я должна была выступить на акции, я очень не хотела этого делать и открываться. Мне было максимально некомфортно. Но утром я проснулась и поняла, что другого выхода нет. Вот ты должен сделать и всё. 

В Украине я говорила друзьям, но в школе, например, никто не знал. А потом меня все задолбало. Я написала пост о том, что живу с ВИЧ в октябре 2015 года и запостила его в Фейсбуке и ВКонтакте. Прихожу на следующий день в школу, думая, что одноклассники скорее всего прочитали. А реакции нет. Я поняла, что они не видели пост. Хотя через время знала уже вся школа. Но я не знаю, была ли дискриминация со стороны одноклассников. Если ты не хочешь видеть дискриминацию, ты этого просто не замечаешь.

Хотя когда я жила в Стамбуле, со мной в ООН работала девочка, которая не пила из одной бутылки, потому что у меня ВИЧ. Еще в поликлинике, например, тебя не примут у стоматолога. Они говорят:  «У вас есть какое-то специальное отделение в СПИД-центре. Едьте туда».

Мне не делали маникюр в одном салоне, когда узнали, что у меня ВИЧ. Говорили, что нет времени, нет времени. А потом моя одна подруга начала у них об этом расспрашивать и ей ответили, что есть одна известная девочка, для которой у нас всегда нет времени. Этой девочкой была я.

Тогда я офигела. Конечно, хотелось разбомбить их. Но я приняла решение, что бомбить — это не классное чувство. Я им написала, что мы можем провести для них тренинг. Мы сняли даже сюжет для СТБ об этом.

Сейчас о ВИЧ начали рассказывать больше, и за последние 5 лет появилась правильность информации. Даже с тем же фильмом Дудя, с Верой Брежневой, с другими ребятами, которые не молчат. Но все равно многие не понимают, что есть таблетки или пишут такие комментарии, как «ВИЧ придумали от гомосексуализма» и так далее. Просто поставьте себя на место другого человека. 

Вадим, 23 года

Я узнал про свой ВИЧ-статус в 19 лет. Для меня это был большой шок, так как  до этого я очень много болел и не знал, что со мной происходит. Врачи тоже не знали. Хотя я всегда регулярно сдавал тесты на ВИЧ, и результаты были отрицательные. Когда узнал, что у меня вирус, в тот момент я испытал чувство страха и не понимал, как жить и что с этим делать. Я не хотел никому об этом рассказывать, и многие до сих пор не знают о моем статусе. 

Но в первый же день я рассказал об этом своему партнеру. Вначале была тишина, а потом вопрос: «Как? Как это произошло?». Хотя ты сам даже не знаешь, как именно и с кем могло произойти, потому что были незащищенные контакты, беспорядочная половая связь. 

Подтолкнуло меня не скрывать свой статус чувство, которое ты испытываешь, когда рассказываешь об этом другим. Тебе становится легче с этим жить.

Мне так кажется. Я начал постепенно говорить своим друзьям и знакомым. Но сейчас я все равно не готов до конца всем раскрыть свой статус. Например, моя семья не знает. 

Все люди, которым я рассказывал об этом, в основном реагировали адекватно, но у них на лице читался страх, по их мимике было видно, что у них шок и непонимание. Многие начинают задавать глупые, неуместные вопросы. Тебе приходится объяснять, что вот это не так, это все работает по-другому, тебе постоянно приходится как-то оправдывать это все, доказывать что-то. 

С дискриминацией сталкиваюсь очень часто, потому что я не только ВИЧ-позитивный, но также и гей. И с этим всё еще намного сложнее, это вдвойне давит. Гей, да еще и с ВИЧ. 

Мне кажется, что нужно больше об этом говорить. Менять сознание. Но я до сих пор не принял свой статус, поэтому мне сложно. Часто я просто забываю, что он есть у меня, и мне становится легче, а когда вспоминаю — начинает накрывать очень жестко. И дело не в том, что у тебя страх смерти, а в том, что ты не принят другими людьми. Многие к этому относятся нормально, но когда задаешь им вопрос о том, могли бы они быть с человеком, у которого ВИЧ,  говорят, что нет. И это их выбор. 

Костя, 18 лет

Я узнал о своём статусе в 11 лет. Я лежал в «Охматдете» и нас не выпускали на улицу, потому что мы были маленькие. Но я вырвался и увидел табличку «Для ВІЛ/СНІД-інфікованих». 

Конечно, были мысли о том, чтобы никому не рассказывать о своем статусе. Лет в 14-15 я вообще не думал, что буду об этом открыто говорить, но сейчас говорю, и это просто прекрасно, у меня нет никаких секретов.

Первый раз я рассказал о ВИЧ после похорон друга нашему общему другу. Он отреагировал совершенно нормально. И все, кому я рассказывал о статусе, реагировали нормально.

Яна Панфилова сподвигла меня говорить об этом открыто. Это было так круто – не бояться кому-то рассказать, что у тебя ВИЧ. Прямо очень сильное впечатление произвело. И я решил, что смогу помочь другим людям таким способом. 

У меня лично не было ситуаций с дискриминацией. А в общем я считаю, что дискриминация ВИЧ-позитивных очень похожа на любую другую дискриминацию «не таких, как все».

Вам может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.