«ВИЧ классно мобилизирует людей»: Мы создали молодёжную организацию Teenergizer

Обновлено

В рубрике «Партнерки» Wonderzine рассказывает о женщинах, которые придумали совместный проект и достигли успеха в своем деле. А заодно разрушают миф о том, что женщины не способны на дружеские отношения и могут только агрессивно конкурировать.

TEENERGIZER – организация, объединяющая ВИЧ-положительную молодежь и ее друзей с отрицательным ВИЧ-статусом. Проект включает платформу с онлайн-консультациями, тренинги на тему ВИЧ и сексуального здоровья, группы поддержки для ВИЧ-позитивных подростков и вечеринки ( «ВИЧеринки») для молодежи с участием звезд. Команда Teenergizer продвигает сексуальное образование, а также права подростков на законодательном уровне: сейчас они работают над законопроектом №2684 по реализации прав подростков в сфере здравоохранения.

За 5 лет, начиная с даты регистрации организации, Teenergizer охватил 4 страны и 10 городов Восточной Европы и Центральной Азии. Центральный офис, координирующий работу команд, расположенный в Киеве.

Основательницы организации – Ольга и Яна Панфиловы, ВИЧ-положительные мать и дочь. Яна – глава правления и идейная вдохновительница Teenergizer, Ольга – директор, которая к тому же имеет образование психологини и гештальт-терапевтки.

Редакция поговорила с партнерками о том, почему они посвятили свою жизнь этому проекту и что они считают главными достижениями Teenergizer.

 

Teenergizer в цифрах:

  • 2015 – регистрация организации
  • в 4 странах действуют команды Teenergizer
  • 17 консультантов оказывают психологическую онлайн-помощь на сайте проекта
  • 8 человек работают в киевском офисе организации
  • 200 запросов в месяц обрабатывает команда на платформе с онлайн-консультациями
  • 191 группу поддержки для ВИЧ-позитивных подростков провели Teenergizer только за прошлый год
  • более 10000 человек посетили тренинги Teenergizer

О ВИЧ-статусе

Ольга: Я 8 лет употребляла наркотики. За это время проколола все, что у меня было, и осталась без денег. Чтобы попасть в бесплатный реабилитационный центр, должна была сдать тест на ВИЧ. Когда пришла получать результаты, врач позвала нас с одной девушкой и сказала: «Для одной из вас у меня хорошая новость, а для другой – плохо. Кому дать валерьянки?». Валерьянку попросила эта девушка, а ВИЧ обнаружили у меня.

Яна: Я узнала о своем статусе, когда мне было 10. Но Оля была в курсе с тех пор, как мне исполнилось три.

Оля: Когда я рожала Яну в 1997 году, то, во-первых, еще употребляла наркотики, а во-вторых, в Украине просто не было государственной программы по профилактике перинатальной трансмиссии. Соответственно, я передала дочери ВИЧ.

Первые три года Яна жила в детском доме, но мы продолжали общаться. Я видела, что она абсолютно здорова, поэтому даже не думала, что у нее может быть ВИЧ. Когда я забрала ее [из детского дома], то решила сделать диагностику и убедиться, что все в порядке. Как только мы получили положительный результат, у меня просто земля ушла из-под ног. Я имела колоссальное чувство вины за то, что передала ВИЧ своему ребенку.

Тогда о ВИЧ было известно гораздо меньше, чем сейчас, поэтому даже у хороших специалистов было много вопросов. Лучшая на тот момент врач в Киеве говорила мне: «Вы же понимаете, что ваш ребенок может в любой момент дать сбой?». Поэтому я обратилась к «Врачам без границ» – и они несколько часов меня успокаивали и объясняли, что дети с ВИЧ могут жить. Но как долго? И при каких условиях? Тогда этого никто не знал, и таблеток все боялись.

 

Я знала, что раскрыть ребенку статус желательно до подросткового возраста, поэтому, когда Яне было около 7 лет, начала к этому готовиться. Подробно изучала опыт разных стран и как психологиня пыталась продумать, как это сделать максимально безопасно для ребенка. Когда я была в Канаде, то решила перенять местные рекомендации по раскрытию статуса. Рекомендуемый план включал три этапа: подготовку, собственно раскрытие и поддержку ребенка после этой новости. Это длительный процесс, который обычно занимает около двух лет.

Мне показалось, что на третьем этапе будет полезно поехать с Яной на ежегодное собрание ВИЧ-позитивных детей и подростков, поэтому я договорилась с одной организацией о том, чтобы нам оплатили поездку в Швейцарию на такое мероприятие. Я думала, что сообщу Яне о её статусе в самолете, по дороге на эти сборы, но план пришлось скорректировать: Яна заболела ветрянкой и мы никуда не поехали.

В конце концов, статус я раскрыла ей примерно через месяц после этого, когда мы были на море. Она испугалась и спросила, умрет ли она, но я ее успокоила и попросила без предупреждения никому об этом не говорить.

 

О первых шагах

Ольга: В течение двух лет я просила UNICEF о финансировании программы для ВИЧ-позитивных подростков. А как только мы вернулись из Египта, я получила звонок о том, что на этот проект наконец нашли 80000 долларов. Яна начала ездить на эти группы поддержки и общаться со сверстниками – это продолжалось год или полтора.

В 2013 две организации – Фонд Елены Пинчук и Альянс общественного здоровья – традиционно готовили ВИЧ-позитивным детям подарки на Новый год. И пока кто-то заказывал куклу или единорога, Яна попросила у обеих организаций организовать тусовку с ВИЧ-позитивными детьми. Они согласились и оплатили детям боулинг и бильярд.

Меня это искренне поразило: Яна имела друзей, которые знали о её статусе, и могла загадать что-нибудь другое, но захотела снова увидеться с ВИЧ-позитивными детьми. Для меня до сих пор загадка, почему она это сделала.

Яна: На самом деле, я просто соскучилась по тем ребятам, с которыми год тусовалась на группах поддержки. Мне хотелось их увидеть и узнать, как они сейчас живут. Мне кажется, именно тогда начал зарождаться Teenergizer. Это стало точкой отсчета.

К тому же, в 2011 году я посещала школу лидерства, где собрались подростки со всего региона Восточной Европы и Центральной Азии. После завершения этой школы мы создали закрытую группу «ВКонтакте», модератором, которой я скоро стала. Там я продвигала различные темы и сдружилась со многими участниками.

После этого я поехала на большой тренинг по женскому лидерству. За лучшее выполнение домашних заданий дарили поездку в Амстердам. Я подумала, что было бы классно там побывать и узнать, что делают для ВИЧ-позитивных в Нидерландах, поэтому очень загорелась этой идеей.

Одной из задач было придумать акцию, приуроченную к какому-то празднику. Я выбрала День памяти людей, умерших от СПИДа, и мы с ВИЧ-позитивными детьми (теми, с которыми тогда тусили в боулинге) создали буклет, где прописали, чего именно нам не хватает. Государство считало, что нам нужны только таблетки. Но на самом деле этого было недостаточно.

Ольга: Вся система социальной работы в Украине построена так, чтобы дать рыбу, а не удочку. А я понимала, что подросткам нужна именно удочка, чтобы они могли самостоятельно помогать себе и другим.

На тот момент подростки не были в приоритете с точки зрения материальной поддержки. Для государства было важно выделять финансирование на те категории, где еще можно приостановить эпидемию, чтобы защитить остальное население. Основная поддержка шла людям, которые употребляли наркотики, а также работницам секс-бизнеса.

Поэтому, когда мы получили поддержку от UNICEF на развитие инициатив для подростков, для нас было важно, чтобы именно подростки определили собственные нужды. Например, в том буклете, который упоминает Яна, они писали о том, что потребует групп поддержки и психологической помощи. Оба вектора мы сейчас развиваем в Teenergizer.

О создании сайта и регистрации Teenergizer

Ольга: В 2014 мы начали создавать сайт Teenergizer при поддержке UNICEF. Собирали профайлы различных подростков и давали им писать на разные темы. Помню, как однажды я звонила в Женеву и спрашивала в главном офисе UNICEF, нормально ли будет, если на сайте появится статья о марихуане. [Улыбается] Но они дали добро – сказали, пусть подростки пишут, о чем им интересно.

Конечно, Яне хотелось рассказать об этом проекте всей школе, но это было рискованно, ведь там было много статей, где упоминалось, что у нее открытый статус. Некоторое время она держалась, но однажды, когда я была в командировке, сделала пост в «ВКонтакте», где публично открыла свой ВИЧ-статус. Она устала молчать и больше не хотела держать это в тайне.

Вскоре после этого мы узнали, что с 2015 года Глобальный фонд, который 10 лет поддерживал в Украине программы для детей и подростков, прекращает свое финансирование. Было трудно принять тот факт, что со следующего года все эти центры закроют свои двери.

Тогда я решила, что для того, чтобы помогать детям, которые могут остаться без поддержки, надо зарегистрировать свою организацию. На тот момент мы уже поддерживали подростков в России и Молдове, так как подумали, что нельзя создать Teenergizer только в Украине и бросить на произвол судьбы всех этих детей. Сейчас Teenergizer как организация зарегистрирован в Украине и в Грузии и имеет ячейки в 4 странах: Украине, Кыргызстане, Казахстане и России.

В мае того же года UNICEF поддержали мою идею провести первое стратегическое планирование. Мы собрали группу из 11 активных подростков, которые уже работали над сайтом, и на майские праздники поехали в Каменец-Подольский. Там дети распределили свои обязанности: кто-то сказал, что будет отвечать за наполнение сайта, кто-то взялся за соцсети. Но, что интересно, следующие несколько лет ребята действительно упорно выполняли эту работу.

По состоянию на 2020 год, Teenergizer работает в 10 городах, и наблюдать за тем, как разрастается эта сеть, очень интересно. Например, в 2015 году мы с Яной ездили в Бишкек открывать статус тамошним ВИЧ-позитивным детям. После того, как мы уехали, они создали свой филиал организации, и с 2019 года мы ее финансируем. В работе с региональными командами нам помогает координатор, которая ведет все 10 городов в разных странах.

Яна: Еще одна классная история – о команде в Казахстане. Местные подростки настолько загорелись нашим проектом, что сами нашли под него финансирование, выбили классное помещение у власти Алма-Аты и создали местный «Тинер». Сейчас у них крутая команда ВИЧ-положительных и ВИЧ-отрицательных подростков и молодых людей. С июня этого года мы начали их финансово поддерживать.

Об онлайн-консультациях

Ольга: Сейчас у нас есть два важных направления деятельности: мы проводим оффлайн-мероприятия вроде тренингов и вечеринок и параллельно предоставляем онлайн-консультации на нашем сайте. Мы понимаем, что даже если иметь, условно, миллион волонтеров и миллиард долларов, то все равно не сможем покрыть всех подростков. Где-то обязательно останется один подросток, который будет чувствовать себя одиноким и требовать поддержки. Онлайн-консультации – возможность для таких ребят быть услышанными.

Яна: Во время такого диалога подростки могут обсудить с консультантом то, что их действительно волнует – например, секс или буллинг в школе. Когда я училась на социальной работе, то поняла, что всю жизнь консультирую и поддерживаю подростков по принципу «равный равному». Поэтому идея таких консультаций родилась очень естественно.

Ольга: Сейчас у нас 17 консультантов – это студенты факультетов психологии из разных вузов, которых мы готовим и обучаем в течение двух месяцев. Ранее они работали на волонтерских началах, но во время карантина, когда количество консультаций существенно выросло, начали получать материальное вознаграждение.

Наша цель – сделать так, чтобы за полгода о наших онлайн-консультации узнали миллион подростков. Поэтому сейчас мы активно работаем над их продвижением.

О партнерстве

Яна: В «Тинере» Оля отвечает за операционную деятельность.

Оля: Я занимаюсь построением организации; на мне много административной работы. А Яна – двигатель всего прогресса и идеологиня проекта. Если Яна что-то говорит, я автоматически встаю и начинаю это делать. Например, она предлагает идею, а я рисую структуру и начинаю просчитывать бюджет. Я никогда не одобряю решений отдельно от Яны – это мы всегда делаем вместе.

Яна: Наверное, потому, что я до трех лет жила в интернате, я не до конца чувствую, что Оля – моя мама. Мы хорошие друзья и умеем разграничивать рабочее и личное. Например, можем поссориться из-за рабочих вопросов, но потом нормально общаться дальше.

Ольга: Я всегда формировала с Яной дружеские, доверительные отношения. Так как я имела за плечами опыт с наркотиками, очень переживала за ее окружение и заботилась о том, чтобы в случае чего она могла прийти ко мне и рассказать обо всем, что ее тревожит.

Конечно, у нас есть и определенные проблемы: например, мы даже в выходные начинаем генерировать какие-то идеи. Последние два года мы не ездим в отпуск вместе, потому что понимаем, что будем круглосуточно обсуждать работу.

Яна: Наш последний совместный отпуск закончился тем, что мы до 4:00 прописывали бюджет с консультаций. [Улыбается]

Ольга: Я учусь у Яны и нашей молодой команды. Мне 46 лет, и мое поколение привыкло делать все «правильно»: по нашей логике, чтобы обратиться к министру, надо написать письмо и месяц ждать ответа или найти какие-то связи. А они, молодежь, просто берут и делают за 5 минут! У них нет в голове этих шаблонов – они свободны и лучше чувствуют этот изменчивый мир.

Впрочем, надо понимать, что подростки быстро выгорают. Они становятся взрослее, хотят зарабатывать – и идут дальше. Но для нас важно, что в «Тинере» многие из них находят себя. Думаю, задача Teenergizer – сделать так, чтобы подросток пришел к нам, нашел то, что ему нравится, и начал развиваться в этом направлении.

О ценности Teenergizer

Яна: Ценность Teenergizer в том, что это безопасное место, где можно не бояться что-то делать.

Ольга: Или бояться, но все равно делать. [Смеется]

Яна: В процессе своей работы в «Тинере» я вынесла несколько важных уроков.

Во-первых, у подростков во всем мире одинаковые проблемы, о которых государство часто не хочет слышать. Я побывала во многих странах и поняла, что вещи, с которыми сталкиваемся мы в Украине, знакомы и подросткам за рубежом. Например, нормального секс-образования и знаний о ВИЧ не хватает не только у нас, но и в других странах. Ведь часто важные дяди и тети, которые подписывают декларации где-то в штаб-квартирах в Женеве или Нью-Йорке, спускают эти решения вниз, даже не зная, что на самом деле нужно подросткам и молодежи.

Во-вторых, чтобы двигаться вперед, нам нужно постоянно превосходить самих себя. Я заметила, что бизнес постоянно совершенствуется и развивается. А в благотворительности ситуация несколько иная: если тебе дали деньги, ты расслабляешься – и все. Я – тот человек, который стремится себя перепрыгнуть. Помню, как классно было, когда мы устраивали «ВИЧеринку» с Иваном Дорном: 15 подростков оперативно искали стеллажи и диджей-пульты, договаривались о пунктах тестирования на ВИЧ, бегали, суетились … Может быть, это было не очень профессионально, но это был живой процесс, в котором все чувствовали себя счастливыми. К тому же результат превзошел наши ожидания.

В-третьих, важно верить в то, что в наших силах изменить закон и сделать его лучше для подростков. Мы делаем все, чтобы он заработал в нашей стране.

Думаю, что если бы мне надо было описать ценность Teenergizer одним словом, это было бы слово «самореализация». Члены нашей команды направляют свою энергию в положительные дела.

ВИЧ классно мобилизует людей. Раньше это была история о смерти, а теперь – о принятии. Когда ты принимаешь ситуацию, то хочешь помогать другим. Собственно, это мы в Teenergizer и делаем.

Текст:

Таисия Куденко
редактор Wonderzine Украина

Источник:

Wonderzine Украина

Вам может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.