История Яны: мы живём среди вас, мы – нормальные

Обновлено

Я не просто так в этом мире. Я должна после себя оставить светлый след. Молодежь должна развиваться и я хочу стать частью этого процесса – наша новая героиня Яна.

Расскажи, пожалуйста, свою историю. Как ты узнала о своём ВИЧ статусе? Как восприняла эту новость?

Я ВИЧ-положительная с рождения. Мы с мамой сразу стояли на учете с рождения. Она сказала об этом мне в 9 лет. Она имела много информации, брошюрок. Я всё понимала, принимала АРВ-терапию, но в 11 лет мне это надоело. Меня не пускали на ночевки, не доверяли, боялись, что забуду выпить таблетку. Ещё говорили, что если кто-то увидит, то мне нужно говорить, что это лекарство для глаз, потому что с детства плохое зрение.

Мне не нравится что-то скрывать, ведь я честный человек. Я начала задумываться, почему именно я? Почему я не могу жить как нормальные дети? Это был период сиропов, они отвратительны. Когда сиропы закончились, я начала нормально воспринимать это. Я не могу ничего изменить, мне стоит только принять себя. Я не принимала таблетки целую неделю ради эксперимента: было плохо, слабость, терялся фокус. Девушки рассказывали о своей личной жизни и я начала ставить под сомнение именно свою личную жизнь, ведь ВИЧ – не так просто: хотелось бы быть честной перед партнером. Расслабиться в баре, не бояться сказать давай переспим, но у меня ВИЧ. Я начала задумываться над тем, что могу не нравиться другим из-за диагноза. «Горячая», но ВИЧ может отталкивать. Сомнения в себе.

Сейчас у меня нет трудностей сказать, что я – ВИЧ-положительная. Я хочу продвигать эту тему ВИЧ. Мы среди других, мы – нормальные.

У меня ВИЧ от мамы. Мою маму изнасиловали, а она узнала о терапии только на 6 месяце беременности.

Что ты знала о ВИЧе до этого момента?

Я думаю, что я знала много, но залезла в Интернет и поняла, что знала достаточно мало. К сожалению, власти сейчас мало информируют людей об этой проблеме.

Как к тебе отнеслись врачи в СПИД-центре? Чувствовала ли ты, что к тебе относятся как-то необычно?

Я всегда считала себя здоровой и нормальной девочкой. Я обожаю свой центр на Святошино и медбрата Диму. Он хорошо знает меня как человека, спрашивает как мои дела, как УАЛ и всё такое. Он максимально искренний человек. Очень люблю это место – там очень светло и солнечно, несмотря на время года, но ездить туда очень не люблю, хотя оттуда трудно уезжать. Во время поездок в лагерь я ненавидела открываться психологу и говорить о дискриминации.

Какие случаи стигмы происходили в твоей жизни или в жизни твоих друзей? Что ты делала в такие моменты?

Обычно, когда я рассказывала о статусе, все слушали и задавали вопросы. Со стигмой я столкнулась относительно недавно. Я открыла статус, а мой знакомый, которому  19 лет, с ужасом сказал мне «мы же ели и пили с тобой из одной посуды, ты серьезно?» после чего он от меня сильно отстранился. Я почувствовала себя ущербной, у меня появилась фобия по ВИЧу и крови. Он говорил, что теперь ему страшно касаться меня, а тем более обниматься. Я с этого просто выпала. Сказал, что ему нужно время чтобы всё обдумать. Я не возражала.

Почему ты решила открыть свой статус?

Моя миссия в жизни – информировать. Это горит у меня внутри. Это мой долг.

Был ли у тебя какой-то переломный кризисный момент? Что помогло / помогает справится?

Да, у меня был переломный момент. Относительно ВИЧ – только ту неделю, когда я перестала принимать терапию. 2 таких крупнейших переломных момента – в 2018. Тогда я начала говорить на украинском и мне очень понравилось.

Всегда мечтала быть волонтером: можно  в Африке, Индии. Блин, круто, можно быть полезной!

Жизнь повернулась на 180 градусов, когда я перешла в 9 класс. Я умная девочка, но у меня начались серьезные проблемы с компанией и поведением. Первая сигарета случилась в 10 лет. Хотела понравиться парню: сидели по подъездам в 8 классе. Засосы – это была гордость. Фен и травка, насвай. Я пила. Из очень уверенной в себе девочки, я превратилась в гадкого утенка из-за прыщей. Резко замкнулась в себе.
Были психологический и финансовый кризисы в жизни – мне нужна была поддержка, но её не было ни от кого. Пыталась справиться сама.
Тот год в 9 классе стал важным, наедине со своими мыслями я стала собой – осмысленной, глубокой. Увлекалась психологией, проснулось желание, самосознание. 2-3 года я проходила через это сама.

Сейчас у меня есть поддержка родителей, друзей, специалистов. Я благодарна за то, что произошло – они создали меня такой, какая я есть.

У меня неограниченные возможности.

Если ты планируешь взаимоотношения с кем-то, твой партнер должен быть тоже ВИЧ положительным, или это не важно?

У меня были детские отношения. Нормальных отношений не было, как и сексуальных. Неважно, ВИЧ или нет. Я хочу человека, который будет принимать меня такой, какая я есть. Мне нужна поддержка и доверие. Я забочусь о себе и своем здоровье. Главное, чтобы он понимал, что я нормальная.

Что ты можешь сказать подросткам, которые только узнали о своём статусе? Чтобы ты хотела, чтоб сказали в момент, когда о нем узнала ты?

Я бы хотела, чтобы мне сказали: что я нормальная.

Всё хорошо.

Если ты не примешь это, ты ограничишь себя во многих возможностях и наслаждениях жизни, потому что это черный шарик, в который я сама себя занесла.

Будь искренней, открытой, собой, потому что ты такая одна.

Если так произошло, то так должно было случиться.

Ты – воин, ты можешь идти этим путем.

Если бы у тебя была возможность, ты бы поменял свой статус?

Нет. Хотелось бы сказать “да”, но нет. Это путь воина. Это очень большая часть меня, начиная от плюшек и лагерей, и заканчивая принятием от людей. Когда тебя принимают и понимают – это намного дороже.

Вам может понравиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.