С какой стороны от границ системы находишься ты?

С какой стороны от границ системы находишься ты?

В последнее время, когда я говорю «гендер», на меня сразу набрасываются с дюжину человек, которые хотят пошутить очередную шутку про социальный конструкт. Социальный конструкт социальным конструктом, но Википедия, например, называет «гендер» социально-биологическим конструктом, акцентируя внимание на близости понятий. На близости, но не идентичности или взаимозаменяемости. Легко объявить кого-то врагом, или «неправильным», или «ошибкой природы», если никто, по сути, не захочет разбираться, в чем этот кто-то был неправ. И был ли.

Так сложилось, что гендер и пол всегда были взаимозаменяемыми словами. Это вам не английский, где есть различие между sex и gender. В русскоязычных гендерных исследованиях всегда существует опасность использовать не тот термин, и из этой ситуации нет никакого иного выхода, кроме как действительно разобраться, что же означает каждое из этих слов.

Гендер формируется обществом и, по сути, эта фраза и служит камнем преткновения. Если гендер формируется обществом, значит общество в состоянии его изменить, или купировать его формирование, или повлиять на него? Нет. Меняются предпочтения в еде, размер обуви и любимый телесериал, но однажды сформированный аспект каждого человека поменять нельзя.

Современная бинарная система делит всех людей на два биологических пола (женский и мужской соответственно) и на некоторое количество гендеров, которые формируются феминными и маскулинными качествами. Еще одна проблема русскоязычных исследований состоит в путанице между словами «маскулинный» и «мужественный», «феминный» и «женственный». В сознании среднестатистического представителя эти термины почти что одно и то же, настолько близки, что идентичны, но это не так. «Феминный» и «маскулинный» – это прилагательные, придуманные специально для описания социальной сконструированности гендера. Феминность (feminity) – это социально сконструированный культурный набор требований, ожиданий и поведенческих паттернов индивида, которому от рождения был приписан женский пол. Маскулинность (masculinity), в свою очередь, все то же, только касаемо индивида, которому приписан мужской пол. Эти понятия включают в себя нормы: (1) вербального и невербального поведения; (2) социальные требования и ожидания; (3) ожидания касаемо сексуального поведения; (4) установки насчет общения феминных людей с маскулинными; а также (5) нормы относительно телесности.

Краткая суть в том, что эти термины описывают внешние ожидания, производимые обществом, касаемо людей. Женственность и мужественность – это набор качеств и свойств характера, ожидаемых от того, которому был приписан женский\мужской пол. Еще раз: качеств и свойств характера. Это две большие разницы, так как женственность и мужественность запросто могут быть составляющими феминности и маскулинность как характеристик гендера, то есть, могут затрагивать один пункт из того, что из себя представляет феминность или маскулинность, не затрагивая при этом остальные. Использование «мужественность» и «женственность» в качестве характеристик гендера сужает его понимание и сводит на нет социальную сконструированность.

Несмотря на схожесть в понимании, «мужественность» и «маскулинность» синонимами не являются, и, если «мужественность» в человеческом сознании может восприниматься как коплимент, аналог слов «сильный», «независимый», «самодостаточный» и тд, то «маскулинность» ассоциируется скорее с поведенчискими паттернами.

Сами понятия «маскулинности» и «феминности» отнюдь не новые. Термин был сформирован еще в конце XIX века, чтобы описывать качества, присущие мужчинам или женщинам, якобы «естественные» черты, получаемые ими с рождения. В состав «маскулинных» черт входили агрессивность, рациональность, активность, предприимчивость, наличие высокого интеллекта, физическая сила и другие хорошо известные стереотипы. Затем появился конструктивизм, утверждающий, что взаимодействие с другими, определение себя в обществе и экспрессия внутреннего ощущения человека создаются социальным порядком: ничто не естественно, все социально. Это (и развитие социологии гендера) позволили пересмотреть феномен маскулинности и поставить под сомнение ее «природность». По мнению гендерной исследовательницы из Сиднейского университета Рэйвин Коннел, маскулинность – это специфический способ легитимации патриархата, т.е. системы, где «женское» подчинено «мужскому», а американская исследовательница гендерной психологии Шон Меган Берн, анализируя иерархию маскулинных качеств, пишет, что существующие в европейской культуре нормы, приписываемые мужчинам, можно условно разделить на три категории. Нормы твердости – физической, интеллектуальной и эмоциональной. В эмоциональной твердости существуют некоторые послабления – разрешенным «репертуаром» становятся агрессия и насилие, которые транслируются не только вербально, но и физически. Нельзя плакать «как девчонка», зато можно ударить, если ты расстроен. Однако, если как следует разобраться, то получается, что никакой маскулинности нет, ведь понятие формируется от обратного. Все, что не феминно, то маскулинно. Всех, кто в детстве не играл в машинки, не дрался и проявлял эмоции практически всегда приписывали к «девчонкам» и изолировали. «Настоящие мужчины» не плачут, не позволяют себе быть нежными – словом, проявлять качества, традиционно приписываемые женщинам.

Это работает и в другую сторону. Я достаточно часто слышу в качестве аргумента, что у женщин потребность в социальном успехе гораздо ниже. Но ведь это не так. «Вначале мы не будем давать женщинам право на образование, а потом скажем, что они ничего не изобрели, потому что глупые» – да? Звучит знакомо? Так вот это и есть те самые паттерны. «Женщина – хранительница очага», «мужчина – защитник и добытчик» и так далее… Но действительно ли нам нужны эти условности, пережиток веков, когда биологические особенности действительно играли роль, сейчас, в век информационных возможностей можно сделать карьеру вообще не выходя?

Но, помимо женщин, угнетаемых в контексте «излишней маскулинности», и просто так, есть еще одна группа – гендерквиры.

Природа ошибается, и экспонаты некоторых музеев тому свидетельство. Так если природа ошибается, почему мы продолжаем считать, что социум непогрешим, и каждый его член – цис, ощущающий себя комфортно в условии тех рамок, в которые его впихнули из-за сформированных еще в утробе органов? Согласен, иногда формирование тысячи новых терминов доходит до абсурда (и повторяется), но нельзя сбрасывать со счетов гендерквиров, которые также стремятся к признанию их существования обществом и права на мирное сосуществование. С женщинами, мужчинами и полковником Сандерсом из Кентукки. Я говорю, основываясь либо на собственном опыте, либо на опыте своих знакомых, поэтому не претендую на стопроцентную объективность, но кто сейчас может сказать, что претендует? Любой текст, выражающий мнение, субъективен и, я считаю, что именно в этом и состоит его главная ценность. Бинарность – для компъютеров. В мире есть люди, которых вообще не прельщает эта система разделения. «На одном стуле пики, на другом – … Какой выберешь?». А почему нужно выбирать? Есть такие люди, которым не нужно самоощущение себя как мужчины или женщины, более того, оно их угнетает. Согласен, не всегда получается учитывать мнения всех и по сути желание ничего не решает, но почему, если вас спрашивают, что вы любите больше: математику или иностраные языки, вы можете ответить, что на самом деле увлекаетесь биологией, а в случае с гендером – нет. Однако важно понимать, что гендер не является личным выбором человека и поменять его «по щучьему велению, по моему хотенью» ни у кого не выйдет, не стоит и пытаться.

Существование двух критериев, по которым все это дело определяется, наводит на мысль, что и результата может быть только два. Бинарность – это система, и мнимая взаимосвязь пола с гендером – тоже система. С системой не обязательно бороться, но важно понимать, что она существует, и правильно определять, с какой стороны от границ системы находищься именно ты. Легче всего быть внутри системы и быть полностью удовлетворенным ею. Кто станет задумываться о том, что «здесь что-то не так» или что кому-то может быть хуже, если этому кому-то в данный момент времени хорошо? Мы не задумываемся о том, что у системы есть границы, пока сами не окажемся к ним прижаты.

Что будет, если эта система начнет ломать тебя? Не легче ли начинать действовать уже сейчас?

Не важно, как идентифицируешь себя лично ты. Не важно, что думает о тебе социум, основываясь на социально-психологических нормах и псевдобиологических особенностях. Важно, кто ты есть для самого себя, ведь, даже если ты не можешь измениться, ты уж точно можешь понять и принять себя, а если это можешь сделать ты, то, рано или поздно, смогут и все остальные, кто формируют социум.

picture: Tess Johnson

Автор текста: Матвей Краев

By | 2017-03-27T16:57:11+00:00 Март 9, 2017| Social

Об авторе:

TEENERGIZER!
Молодежный проект TEENERGIZER!

Один комментарий

  1. Аноним 10.03.2017 в 10:45 дп - Ответить

    сложновато чет

Оставить комментарий